закрыть
меню
поиск по сайту
закрыть
30 июня 2020 (16:33)

«75-летию Победы посвящается»: Деятельность партизан на Малой земле

Распечатать

Продолжаем публиковать воспоминания о деятельности партизан на Малой земле.

…16 февраля 1943 года П.И. Васев пишет на бланке горкома партии записку Б.Т. Власенко с заданием: в 17 часов этого дня выйти с группой бойцов 5-6 человек в город и выяснить на месте проходы партизанским группам за линию фронта. Кроме этого необходимо было установить, какие опорные пункты противника мешают продвижению наших частей, а также связаться с населением и выявить предателей.

В ходе выполнения этого задания партизанами были собраны сведения о предателях, сотрудничавших с фашистами. Бывший адвокат Цитович был городским головой, технорук Горстройматериалов Раубе – начальником полиции, инспектор Горторготдела Мишин – зав. Продотделом Управы, Беседин – членом городской Управы. Старшим полицейским служил дезертир Милованов, житель Федотовки. Впоследствии большинство из этих лиц были выявлены и осуждены военным трибуналом.

В третьей декаде февраля в отряд прибыли из Геленджика бойцы «Ястребка» В. Грезин, И. Дейнекин, М. Плоткин и В. Сидоренко. От них партизаны узнали, что в Геленджике освобожденные Станичку и Мысхако называют «Малой землей».

В конце февраля группы отрядов «Ястребок», «Новый» и «Норд-Ост» были направлены на гору Колдун для усиления обороны наших войск на стратегически важной высоте. Вершины гор имели ключевое значение для обороны всего плацдарма. С них просматривалась вся Малая земля, побережье до Южной Озереевки и часть города. К этому времени выпал глубокий снег и дул пронзительный норд-ост. Блиндажей не было и партизанам пришлось неделю находиться прямо в снегу.

В начале марта на гору Колдун прибыло войсковое пополнение, и партизаны были направлены в Мысхако. Позже они занимались поисками проходов в тыл врага. Основные бои в это время шли на Станичке и в районе кладбищенских высот.

Во время пребывания на Малой земле партизаны довольствовались скудным пайком, значительно меньшим, чем армейский. Обмундирование не восполнялось, сильно износилось, требовался ремонт обуви. Эти обстоятельства, а также невозможность проникновения в тыл врага, диктовали партизанскому командованию целесообразность вывода партизан на свои базы для отдыха.

П.И. Васев в своей докладной записке в Южный штаб партизанского движения, сообщая о состоянии личного состава партизанских отрядов, указывал, что с 9 февраля партизаны находились на открытом месте без землянок и блиндажей, будучи недостаточно тепло одеты, не все имели плащ-палатки. В этот период были дожди с резким переходом в морозы в результате норд-оста. Были случаи обмораживания. Появились массовые заболевания: гриппозные и желудочные, у всех – кашель. Потеряли 4 человека убитыми и контуженными – 8 человек. Всего в партизанских отрядах находится 224 человека. Из них больных и раненых 60 человек. Боеспособного состава, исключая женщин и стариков – 120 человек.

13 марта ночью были вывезены в Геленджик отряды «За Родину» и «Гроза», «Ястребок» выехал 17 числа. На Малой земле остались «Норд-Ост» (в полном составе) и группа из отряда «Новый» под общим командованием начальника штаба куста т. Сескутова и помощника по разведке т. Лапина. там же остались представители горисполкома т.т. Болтенко и Эрганов, а также опергруппа НКВД.

26 марта оставшиеся партизаны с наступлением темноты произвели посадку на канонерскую лодку «Червонный казак», на палубе и в трюме которой находились раненые. В четырех милях от Мысхако «Червонный казак» подорвался на мине. Погибли двадцать четыре партизана. Среди них: командир отряда «Новый» С.П. Кулешов, заместитель командира Г.Ф. Костенко, политрук И.Т. Шиноконьян, секретарь парторганизации Г.К. Ягупов, шестнадцатилетний партизан Женя Мольский.»

                           Ф. № Р-79, оп. 1, д. 74, л.13, 14 фото из фототеки архива